Моссалит
 
Положение о Моссалите
Правление
Правила приема
Салон
Ольги Грушевской
Авторы-участники Салона
Библиотека
Салона
Форум
«Московский Базар»
Гости
Салона
Литературная гостиная
Детская площадка
Московский Дом
Театр «КомедиантЪ»
Клуб «Подвал №1»
Живое авторское слово
Книжный киоск
Контакты



Интеллигент Москва

Домашние спектакли и хэппенинги

Международный фестиваль АРФА ДАВИДА

Подлинник
Наша философияНовости СалонаСалоны в РоссииАрхив встречИз домашних Архивов

Краткая историческая справка
Литературные салоны в России в первой половине 19 века
Литературные кружки и салоны дореволюционной России

Литературные кружки и салоны дореволюционной России

Тамара Эйдельман


Литературные кружки, общества, салоны играли большую роль в общественной и культурной жизни России в течение многих десятилетий.

Первые кружки возникли еще в середине 18 в. Так, в 30–40-х 18 в. существовал кружок, созданный воспитанниками Сухопутного шляхетского корпуса – военного учебного заведения, где всячески поощрялись занятия гуманитарными науками и интерес к литературе.

К этому времени относится и возникновение первых литературных салонов, прежде всего салона И.И.Шувалова. Шувалов начал свою карьеру, как фаворит старевшей императрицы Елизаветы и прославился своим бескорыстием и честностью, а также просвещенностью. Он был покровителем М.В.Ломоносова, основателем Московского университета и Академии Художеств. Отойдя от государственных дел после смерти своей покровительницы в 1761, он посвятил большую часть своего времени путешествиям, чтению, искусству. В доме Шувалова собирался цвет тогдашней русской литературы. Завсегдатаями его салона были переводчики, филологи, поэты: Г.Р.Державин, И.Дмитриев, И.Богданович.

В 18 в. кружки не ограничивали свою деятельность только литературными беседами. В большинстве случаев их члены стремились к организации одного, а иногда нескольких журналов. Так, в 60-е 18 в. в Москве, по инициативе поэта М.М.Хераскова был создан кружок студентов Московского университета, который начиная с 1760 издавал журнал «Полезное увеселение», а затем «Свободные часы», а в 70-е – «Вечера». Среди членов кружка – Д.И.Фонвизин, И.Ф.Богданович и другие.

1770–1780-е – время активной общественной жизни, связанной с реформами, проводившимися Екатериной II, в результате которых дворяне и городские жители получили право на самоуправление и разнообразные льготы. Все это способствовало, в частности, подъему культуры, проявившемуся, в частности, в возникновении нескольких литературных обществ: Вольного собрания любителей российского языка (1771), Собрания воспитанников Московского университетского благородного пансиона (1787).

В 1779 в Московском университете по инициативе масонской организации, к которой принадлежали выдающиеся просветители Н.И.Новиков и И.Г.Шварц, было создано Дружеское ученое общество, ставившее своей задачей помощь отцам в воспитании детей и занимавшееся с этой целью переводами и публикациями книг. В 1784 при обществе была организована Типографическая компания, находившаяся в ведении Н.И.Новикова. Благодаря Дружескому ученому обществу и его типографии были изданы многие русские книги во второй половине 18 в. в России.

Большое влияние на литературную жизнь конца 18 в. оказали салоны Г.Р.Державина и Н.А.Львова.

В начале 19 в. роль литературных кружков и салонов становится все более значительной. Начало 19 в. – время острых и бурных споров о путях развития русской литературы и русского языка. В это время сталкиваются защитники старинного «архаического» языка: А.С.Шишков, А.А.Шаховской, и сторонники обновления языка, которое связывалось прежде всего с именем Н.М.Карамзина. Бурно развиваются различные литературные направления. В русской словесности начала 19 в. соседствуют классицизм, сентиментализм и зарождающийся романтизм. Усиливается интерес просвещенной молодежи к политическим вопросам, возникает осознание необходимости политических и социально-экономических реформ, прежде всего отмены крепостного права. Все эти проблемы, как эстетические, так и политические, отразились на деятельности кружков начала 19 столетия.

Одним из первых литературных кружков начала века стало Дружеское Литературное Общество, основанное в Москве группой друзей, выпускников Московского Университетского пансиона, молодыми литераторами братьями Андреем и Александром Тургеневыми, В.А.Жуковским и др. Еще в 1797 Андрей Тургенев создал и возглавил в пансионе литературный кружок, в 1801 году ставший литературным обществом. Его члены неоднократно публиковались в журнале Университетского пансиона «Утренняя заря». Встречи участников обычно проходили в доме поэта, переводчика и журналиста А.Ф.Воейкова. Члены Дружеского Литературного общества ставили своей задачей усиление национального начала в литературе и, хотя в какой-то мере и поддерживали карамзинистское новаторство в области языка, считали неправильным следование иностранным образцам, чем, по их мнению, грешил Карамзин. Впоследствии позиции членов Дружеского Литературного Общества и карамзинистов сблизились.

С 1801 в Петербурге действует литературное объединение «Дружеское общество любителей изящного», позже переименованное в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств. Основателем его был писатель и педагог И.М.Борн. В общество входили литераторы (В.В.Попугаев, И.П.Пнин, А.Х.Востоков, Д.И.Языков, А.Е.Измайлов), скульпторы, художники, священники, археологи, историки. Литературные пристрастия членов общества были крайне разнообразны. Сначала они находились под влиянием идей А.Н.Радищева (в общество входили два сына писателя) и тяготели к классицистской литературе. Позже взгляды участников Вольного общества сильно менялись, что не помешало ему просуществовать, хотя и большими перерывами, до 1825.

В начале 19 в. существовали и другие кружки и салоны, оказавшие влияние на развитие литературы того времени. Наиболее существенными объединениями первой четверти столетия были «Беседа любителей русского слова» (1811–1816) и «Арзамас» (1815–1818), общества, представлявшие противоположные течения в русской литературе и постоянно находившиеся в состоянии острого соперничества. Создателем и душой «Беседы» был филолог и литератор А.С.Шишков, лидер того литературного направления, которые было определено Ю.Н.Тыняновым, как «архаисты». Еще в 1803 Шишков в своем «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» критиковал карамзинскую реформу языка и предлагал свою, предполагавшую сохранение более резкой грани между книжным и разговорным языком, отказ от использования иностранных слов и введение в литературный язык большого количества архаической и народной лексики. Взгляды Шишкова разделяли и другие члены «Беседы», литераторы старшего поколения – поэты Г.Р.Державин, И.А.Крылов, драматург А.А.Шаховской, переводчик Илиады Н.И.Гнедич, а позже их молодые последователи, к которым принадлежали А.С.Грибоедов и В.К.Кюхельбекер.

Сторонники Карамзина, вводившего в литературу легкий, разговорный язык и не боявшегося русифицировать многие иностранные слова, объединились в знаменитом литературном обществе «Арзамас». Общество возникло, как ответ на появление комедии одного из членов «Беседы» А.А.Шаховского Липецкие воды или Урок кокеткам, где под видом поэта Фиалкина был высмеян В.А.Жуковский. Свое название «Арзамас» получил от шутливого произведения одного из друзей Карамзина, Д.Н.Блудова, Д.Н.Блудова Видение в арзамасском трактире, изданное обществом учёных людей. Среди арзамасцев были и давние сторонники Карамзина, и его былые противники, бывшие члены Дружеского литературного общества. Среди них было много поэтов, отнесенных Ю.Н.Тыняновым к лагерю «новаторов»: В.А.Жуковский, К.Н.Батюшков, П.А.Вяземский, А.С.Пушкин, В.Л.Пушкин. «Арзамас» имел свой разработанный ритуал. Каждый из его членов получил шутливое прозвище. Так, Жуковского называли Светланой, в честь его знаменитой баллады, Александр Тургенев получил прозвище Эолова Арфа – из-за постоянного бурчания в животе, Пушкина называли Сверчок. На встречах членов общества обязательно съедали жареного гуся, так как считалось, что город Арзамас славится этими птицами. Во время заседаний читались иронические, а подчас и серьезные сочинения, направленные против членов «Беседы», обязательно велись шутливые протоколы.

Многих членов литературных кружков первой четверти 19 в. сближали не только дружеские отношения и литературные взгляды, но и общественно-политические воззрения. Особенно ярко это проявилось в литературных объединениях конца 10-х – начала 20-х, наиболее значительные из которых оказались связанными с декабристским движением. Так, петербургский кружок «Зеленая лампа» (1819–1820) был основан членом Союза Благоденствия С.П.Трубецким, близким к декабристскому обществу Я.Н.Толстым и большим знатоком и любителем театра и литературы Н.В.Всеволожским. Членами «Зеленой лампы» были многие литераторы того времени, в том числе А.С.Пушкин и А.А.Дельвиг. Обсуждения литературных произведений и театральных премьер на заседаниях «Зеленой лампы» перемежались с чтением публицистических статей и политическими дискуссиями.

Многие декабристы (Ф.Н.Глинка, К.Ф.Рылеев, А.А.Бестужев, В.К.Кюхельбекер) входили в Вольное общество любителей российской словесности, основанное в 1811 при Московском университете.

К середине 1820-х общественная ситуация в России сильно изменилась. Александр I отказался от идей реформ, которые он лелеял в течение двух десятилетий. Внутренняя политика государства стала намного более жесткой. Начались гонения на либеральных профессоров и журналистов, ужесточилась ситуация в университетах. В результате положение литературных обществ, преследовавших какие-либо общественно-политические цели, оказалось сложным. Наиболее крупным литературным объединением середины 20-х стало «Общество любомудрия», основанное в 1823 выпускниками Московского университета для изучения литературы и философии. У истоков кружка стояли писатель и музыковед В.Ф.Одоевский, поэт и философ Д.В.Веневитинов, будущий славянофил, в то время молодой выпускник Московского университета И.В.Киреевский, молодые ученые, которым в будущем было суждено стать университетскими профессорами – С.П.Шевырев и М.П.Погодин. Собрания любомудров происходили в доме Веневитинова. Члены общества серьезно штудировали западную философию, изучали труды Спинозы, Канта, Фихте, но особое влияние на них оказал немецкий философ Ф.Шеллинг, чьи идеи произвели огромное впечатление на поколение 20-х – 30-х годов, в частности на складывавшую идеологию славянофилов. То, что кружок был назван «Обществом любомудрия», а не философии, говорит об интересе его членов к национальной культуре и философии. В.Ф.Одоевский совместно с В.К.Кюхельбекером издавал в 1824–1825 годах альманах «Мнемозина», где печатались многие любомудры. Так как среди членов общества было много служащих архива Министерства Иностранных дел, они получили прозвище «архивных юношей», что, очевидно, должно было намекать не только на род их службы, но и на сосредоточенности на отвлеченных, философских проблемах бытия. Однако философские интересы членов общества все равно вызывали подозрение у властей. После восстания декабристов В.Ф.Одоевский предложил распустить общество, опасаясь преследований, так как многие любомудры были близки к декабристам.

Эпоха, наступившая после подавления восстания декабристов, не слишком благоприятствовала возникновению крупных литературных обществ. Но дружеские кружки или салоны стали практически единственными возможными проявлениями общественной жизни в ситуации, когда литература и журналистика находились под жестким контролем цензуры и полиции. В 30-е 19 в. существовало много интересных литературных кружков, создававшихся в основном студентами или выпускниками Московского университета, находившегося вдалеке от более официального, чиновничьего Петербурга. Точно так же в 1830-х интенсивная литературная и художественная жизнь кипела в многочисленных московских и петербургских салонах, на вечерах, «пятницах», «субботах» и т.д.

Среди литературных кружков 30-х заметное место занимал кружок Станкевича. Это было литературно-философское объединение, сложившееся в 1831 вокруг личности Николая Владимировича Станкевича, студента, а затем выпускника Московского университета. Станкевич писал философские и поэтические произведения, однако все участники кружка позже соглашались с тем, что наибольшее влияние на них оказали не столько произведения их лидера, сколько сама его личность, удивительно обаятельная и интересная. Станкевич обладал умением пробуждать работу мысли и в то же время умиротворять и сближать самых непримиримых противников. В его кружок входили и люди, которым позже было суждено пойти совершенно разными путям. Здесь встречались будущие славянофилы К.С.Аксаков и Ю.Ф.Самарин, будущие западники В.П.Боткин и Т.Н.Грановский, В.Г.Белинский и М.А.Бакунин. Здесь друзья изучали философию, историю, литературу. Роль кружка Станкевича в распространении в России идей Шеллинга и Гегеля была огромна. В 1839 тяжело больной Станкевич уехал лечиться за границу, откуда уже не вернулся, и кружок распался.

Другим известным объединением 1830-х был кружок Герцена и Огарева, куда, кроме них, входили их друзья по Московскому университету. В отличие от кружка Станкевича, Герцен, Огарев и их окружение куда больше интересовались политическими вопросами. Немецкая классическая философия казалась им слишком отвлеченной и туманной, их больше вдохновляли идеалы Великой Французской революции и социалистические учения философов-утопистов, прежде всего Сен-Симона. Не удивительно, что Герцен и Огарев привлекли большее внимание властей. В 1834 по вздорному обвинению кружок был разогнан, его лидеры арестованы и отправлены в ссылку.

Кружком, возникшим в начале 30-х в Московском университете, стало и «Общество 11 нумера», сплотившееся вокруг молодого В.Г.Белинского и получившее свое название по номеру комнаты, которую будущий критик занимал в университетском пансионе. Члены кружка не ограничивались обсуждением литературных новинок и театральных премьер, они штудировали философские труды, обсуждали европейские политические события. На собраниях общества часто читались произведения его членов. Белинский познакомил здесь друзей со своей драмой Дмитрий Калинин. Это вызвало большое недовольство властей, приведшее к его исключению из университета.

Невозможность свободно выражать свои мысли даже в дружеском кругу сковывала деятельность литературных кружков и обществ, поэтому большая часть подобных объединений 1830 –1840-х оказалась недолговечной.

Более устойчивыми оказались литературные салоны – по причине естественности салонного общения для общества первой половины 19 в. Светский салон – место встречи самых разнообразных людей. Часто салон был местом пустых разговоров и не слишком осмысленного времяпрепровождения. Но в общественной жизни первой половины 19 в. заметную роль играли салоны, где собирались выдающиеся деятели культуры и искусства и велись серьезные и глубокие разговоры. Такими центрами литературной и художественной жизни были салоны президента Академии Художеств А.Н.Оленина, Зинаиды Волконской, Е.А.Карамзиной, вдовы историка. Современники в своих многочисленных воспоминаниях подчеркивали не только радушие хозяев, но и их отвращение к бессмысленным светским занятиям, в частности, принципиальный отказ от карточной игры, бывшей тогда непременной составляющей аристократического вечера. Здесь слушали музыку, говорили о литературе и философии, поэты читали свои стихи (как Пушкин у Зинаиды Волконской). Характерно, что, в отличие от кружков, многие литературные салоны существовали не один десяток лет. Состав гостей мог частично, а иногда даже почти полностью меняться, однако общая направленность оставалась неизменной.

В 1840–1850-е наиболее интересные литературные салоны – те, где встречались славянофилы. Если большая часть западников не принимала салонных форм общения, то для дворянских интеллектуалов, составивших костяк славянофильского движения, регулярные встречи в салонах были абсолютно естественны. Московские дома Аксаковых, Хомякова и других лидеров славянофилов славились своими застольями и гостеприимством. Любая встреча здесь оказывалась не просто веселой пирушкой, а литературным или философским собранием. Славянофилы группировались вокруг нескольких литературных журналов, и редакции этих изданий оказывались своеобразными кружками, объединявшими единомышленников. Наиболее значительный из славянофильских журналов – «Москвитянин». «Москвитянин» издавался М.П.Погодиным с 1841 по 1856, однако выразителем славянофильских идей стал только с 1850, с момента прихода сюда так называемой «молодой редакции», пытавшейся вдохнуть новую жизнь в терявшее свою популярность издание. В центре молодой редакции находились А.Н.Островский – тогда еще молодой, начинающий драматург, прославившийся пьесой Свои люди – сочтемся и поэт и критик Аполлон Григорьев.

В середине века литературные кружки начинают все больше приобретать политический характер. Так, общество, собиравшееся по пятницам у Буташевича-Петрашевского, по большей части состояло из литераторов и журналистов (среди его членов были Ф.М.Достоевский, М.Е.Салтыков-Щедрин). Однако в центре интересов петрашевцев оказывались не столько литературные, сколько общественно-политические проблемы – они читали и обсуждали труды мыслителей-социалистов, прежде всего Шарля Фурье. Здесь высказывались и мысли о необходимости пропаганды революционных идей. Литературная и общественная жизнь были сильно переплетены. После разгрома петрашевцев одним из обвинений, предъявлявшихся членам общества (в частности, Ф.М.Достоевскому), было чтение и распространение письма Белинского к Гоголю.

Реформы 1860-х в корне изменили ситуацию в стране, увеличив возможности для свободного выражения мыслей, и в то же время привели к большому подъему общественного движения – как либерального, так и революционного. Сама форма литературных кружков оказывается не слишком отвечающей запросам времени, когда значение «чистого искусства» отрицалось большинством критиков и литераторов. Многочисленные студенческие кружки преследуют чаще всего революционные, а не литературные цели. В какой-то мере роль кружков берут на себя редакции журналов. Так, безусловно важным фактором общественной жизни была редакция «Современника».

Конец 19 и начало 20 вв. – время поиска новых путей в искусстве. Не случайно в эту эпоху возникло множество литературных кружков и объединений. В 80–90-е одним из мест встреч петербургских литераторов стали пятницы Я.П.Полонского – еженедельные встречи литераторов и музыкантов, происходившие в доме у поэта и его жены – известного скульптора Жозефины Полонской. После смерти Полонского в 1898 пятницы стали происходить дома у другого поэта – К.К.Случевского. Несмотря на преклонный возраст Случевского, здесь появлялись не только его ровесники, но и поэты молодого поколения, считавшие поэтические искания хозяина дома близкими их собственным эстетическим целям. Известно, что на пятницах Случевского бывал Н.С.Гумилев, с большим уважением относившийся к этому литератору.

Для начала 20 в. характерны не только новые веяния в искусстве, но и возрождение традиции литературных кружков и объединений. Этому способствовала и бурная эпоха, сулившая политические свободы, и стремление нового поколения литераторов объединиться для лучшего осознания своих идей, и «декадентский» стиль жизни начала века, при котором сама жизнь превращалась в изысканное произведение искусства. Так, начиная с 1901 на петербургской квартире З.Гиппиус и Д.Мережковского проходили религиозно-философские собрания, позже оформившиеся как Религиозно-философское общество. Целью этих собраний, как ясно из их названия, было решение не литературных, а духовных вопросов – прежде всего поиски нового христианства, диалог светской интеллигенции и церковных деятелей, они оказали большое влияние и на посещавших их литераторов, и отразились в творчестве самих Гиппиус и Мережковского, особенно в знаменитой трилогии Д.Мережковского Христос и Антихрист.

Огромное влияние на литературную, философскую и общественную жизнь начала века оказали «Среды» поэта-символиста Вячеслава Иванова, поселившегося в 1905 на Таврической улице в Петербурге в доме, часть которого получила название «башни». Здесь в течение нескольких лет собирались российские интеллектуалы – А.Блок, Андрей Белый, Федор Соллогуб, Михаил Кузмин и многие другие. Среды Иванова были не просто литературными вечерами – здесь и читали стихи, и обсуждали философские и исторические труды, и устраивали спиритические сеансы. Предполагалось, что вечера на «башне» должны создавать новые отношения между людьми, формировать особый строй жизни литераторов, художников и музыкантов.

Своеобразными литературными объединениями, где проходили встречи литераторов, художников, критиков, стали редакции журналов начала века «Весы» и «Аполлон». Впрочем, другие литературные направления также нуждались в своих объединениях. Так, в 1911 Н.С.Гумилев, до этого посещавший и среды Иванова, и собрания редакций «Весов», создал «Цех поэтов», куда вошли авторы, которых стесняли рамки символистской эстетики. Так оформилось новое литературное направление – акмеизм.

В 1914 в Москве на квартире и литературоведа Е.Ф.Никитиной начал собираться кружок, получивший название «Никитинских субботников» и просуществовавший до 1933. В кружке встречались литераторы, филологи, художники, принадлежавшие к самым разнообразным направлениям, профессора и выпускники Московского университета.

Революция 1917, Гражданская война, эмиграция многих деятелей культуры положили конец существованию большинства литературных кружков.

ЛИТЕРАТУРА

Никитенко А.В. Записки и дневник, т.1. Спб, 1893
Гершензон М. Грибоедовская Москва. 1914
Аронсон М., Рейсер С. Литературные кружки и салоны. – Спб, АП, 2001


- Архив новостей -

Московский Базар

Московский дом

Но жизнь – не сон, никто тут не пел и не танцевал. Месяц равнодушно поглядывал с неба, ветер слегка шевелил верхушки деревьев. Звончек разочарованно посмотрел на поляну, и уже было собрался в обратный путь, как вдруг услышал тихий-тихий звон. Как будто кто-то маленький-маленький позвонил в колокольчик.

Татьяна Попова



Моссалит на Facebook
Моссалит на Facebook